Чому дорожчає хліб?

Пропонуємо два коментарі голови Союзу сільськогосподарських обслуговуючих кооперативів України Івана Томича на тему «Чому дорожчає хліб?»

Чи вдасться уряду втримати ціни на хліб?

Альона Блохтур, «Главком» – http://glavcom.ua/articles/4357.html

Серпень 2012 року

Прем’єр не бачить підстав для підвищення цін на хліб немає. Звичайно, адміністративно стримувати ціну цілком реально, але для того, щоб зберегти необхідну уряду цінову політику та вийти хоч на якийсь прибуток, хлібопекарям доведеться поступатися якістю своєї продукції. Більше того, вже в першому кварталі наступного року це може призвести або до різкого стрибка цін хлібу, або до закриття цілого ряду хлібопекарських підприємств, половина з яких вже зараз є збитковими.

Про це в прес-центрі «Главкому» говорили почесний президент Асоціації фермерів та приватних землевласників України, голова Союзу сільськогосподарських обслуговуючих кооперативів України Іван Томич та генеральний директор об’єднання «Укрхлібпром» Олександр Васильченко.

Александр Васильченко:«Если административно сдерживать цены, то это может привести либо к очень резкому скачку цен на хлеб, либо к остановке ряда хлебопекарных предприятий»

Население Украины обеспечено хлебом в полной мере. За прошлый год производство хлеба составило 1,8 миллиона тонн. Динамика последних лет показывает тенденцию снижения производства хлеба на 1-15% в год. Если цифру 1,8 миллионов тонн разделить на население Украины, то получается 103 грамма хлеба в сутки на человека, что конечно не соответствует реальному потреблению статистического украинца, потому что у нас есть минимальная потребительская корзина, где заложено 277 грамм в сутки на человека, а физиологическая норма потребления – 320 грамм. Если перевести обратным путем, то для населения Украины нужно порядка 4,6 миллиона печеного хлеба в год, что и учитывается Министерством аграрной политики и продовольствия при заготовке зерна, которое необходимо для потребностей хлебопечения.

В целом нигде нет перебоя с хлебом, ассортимент достаточно широкий, но есть очень много проблем. Самой основной является зарегулированность хлебопекарной отрасли. Хлеб – это социально-значимый продукт, который имеет большое значения для потребительского кошелька человека. Поэтому сложилась такая тенденция, что хлеб должен иметь очень низкую цену, но ведь она должна быть экономически-обоснованной. До 1996 года регулирование было на уровне постановления Кабинета Министров №733, где был установлен уровень рентабельности 15% на массовые сорта хлеба. После было постановления Кабинета Министров №1548, которым местным органам власти дается право на регулирование целой ряда социально-значимых продуктов, в том числе и хлеба. При этом если в постановлении было 15%, то местные органы власти с целью снижения цены хлеба устанавливали рентабельность 2-5%.

Это регулирование привело к негативным явлениям, первое из которых то, что на сегодня цена хлеба в Украине ниже, чем во всех постсоветских пространствах. Второе – сегодня по ряду областей идет большая строкатость, то есть цены на идентичные сорта хлеба отличаются по цене на 20-40%. И самое печальное то, что хлебопекарные предприятия стали убыточными. В прошлом году их убыток составил 37%, в этом полугодии «благодаря» работе Аграрного фонда каждое второе хлебопекарное предприятие убыточное.

Такая ситуация проводит к тому, что эта отрасль стала совершенно инвестиционно непривлекательной, иностранного инвестора у нас вообще нет. Как результат то, что собственники хлебозаводов на протяжении последних двух лет практически ничего не вкладывают в развитие отрасли. Это проводит к тому, что качество хлеба сегодня желает быть лучшего.

Сегодня 37% производителей хлеба – это легальные предприятия, которые платят налоги, заработную плату, обеспечивают качество, гарантируют бесперебойное обеспечение населения хлебом, а 63% производителей виртуальных, которые не несут социальной нагрузки.

Мы неоднократно ставили вопрос, чтобы цена была обоснована тем уровнем рентабельности, которая обеспечивает воспроизводство. Если говорить о социальной доле, то нужно, чтобы цена регулировалась не в счет 100% производства, а какой-то необходимой доли.

Конечно, административно цену удержать можно, но последствия будут не очень хорошие. С 1 июля цены на газ резко подскочили, для хлебопекарных предприятий они увеличились на 800 гривен. Только влияние газа выливается в 8-10 копеек удорожания за килограмм хлеба. Это мы не считали, что этот же газ повлияет на муку, сахар, маргарин, дрожжи. Очередное подорожание газа произойдет в октябре порядка на 600 гривен. Если сегодня административно сдерживать цены, то в первом квартале следующего года стечение целого ряда факторов может привести либо к очень резкому скачку цен на хлеб, либо к остановке ряда хлебопекарных предприятий.

Іван Томич: «Закупівельні ціни зерна в межах 1300, а собівартість його – 1550-1600»

На сьогодні зібрано в межах 30 мільйонів тон зерна, по завершенню жнив буде однозначно більше 40 мільйонів тон. Прибавку в декілька мільйонів тон в порівнянні з минулим роком по пшениці і кукурудзі можна прогнозувати однозначно. Тому у сфері виробництва пшениці можна розраховувати на близько 20 мільйонів тон, при цьому на випічку хліба загалом потрібно 10 мільйонів тон. Внутрішня потреба – в межах 6,5 мільйонів тон «плюс» перехідні запаси. Тому чітко можна розраховувати, що ми маємо реальне виробництво поточного року майже вдвічі більше потреби внутрішнього споживання.

Виходячи з цих показників, можна прогнозувати, що в найближчий час підняття цін на хліб не буде. В першу чергу за рахунок українського хлібороба. Три місяці тому ціна на продовольчу пшеницю складала 2,1 тисяч гривень за тону, сьогодні – 1,2-1,5 тисячі. Які основні перешкоди для штучного формування такої низької ціни? Перший крок – податок на додану вартість, Податковий кодекс, який зняв потенційні конкурентні можливості нашого зерна на світових ринках. Друге – мито, яке додатково вдарило по конкурентноздатності. За рахунок цих факторів у виробника відібрано майже третину ціни.

Закупівельні ціни зерна в межах 1300, а собівартість його – 1550-1600. Нарощування виробництва зерна на перспективу і формування участі України на зовнішніх ринках, як одного з одновних гравців у світі, що ми мали в 2008-2009 роках, цією ціновою політикою губиться.

Біля 30 центнерів з гектара – це урожайність, яку можна очікувати, і яку ми маємо останні 2-3 роки, природна родючість – в межах 25. Проведемо паралель з європейськими країнами, де в набагато складніших грунтово-кліматичних умовах 80 центнерів з гектара. Ось розрив потенційних можливостей нарощування виробництва зерна. І цей розрив не буде подолано до тих пір, поки не буде стратегії щодо формування цінової політики, яка б відповідала прибутковості ведення цього господарства, доки не буде інфраструктури аграрного ринку, адже ми забули, що зерно треба зберігати. В 2009 році, коли було зібрано 52 мільйони тон, половину не було не зберігати. А також елеваторна промисловість, створення клімату для інвестування в інфраструктуру аграрного ринку і безпосередньо у виробництво – це стіна формування принципів ціноутворення, які ми маємо як у хлібопекарстві, так і у сфері виробництва.

Пане Олександре, ви сказали, що така цінова політика призводить до погіршення якості. В чому саме це буде проявлятися?

Александр Васильченко: Для того чтобы сохранить ценовую политику, и чтоб что-то осталось для прибыли, предприятия должны идти на определенные технологические приемы. В частности на рынке можно найти муку, которая будет соответствовать всем показателям качества, а есть мука, которая стоит дешевле, но она будет на пределе этих качественных показателей.

На совещании Министерства аграрной политики хлебопекам было предложено снимать зерно с рынка сегодня, цены упали, назвали нам цифру 1500, и для нас сейчас благоприятный момент. Это действительно так, но в условиях, когда каждое второе предприятие убыточное, никто им кредиты для закупки зерна не даст. Значит, купят только отдельные компании. То есть, государство само подталкивает на создание неравных рыночных условий для заводов.

Более того, хлебопеки пекут хлеб не из зерна, а из муки. Притом, что рынок зерна обвалился, нет гарантии, что рынок муки точно так же адекватно снизится. По нашему опыту он никаким образом не изменится. Поэтому хлебопекарные предприятия, как получали муку по 3 000 за тонну высшего сорта, в лучшем случае получат ее по 2 800.

Стандарты на зерно на протяжении лет независимости Украины изменялись трижды, показатели этих стандартах на порядок ниже, чем в союзных гостах. По последнему госту пшеница третьего класса имеет клейковины 18, а в старых была 24. То есть, сам гост позволяет работать на худшем сырье, что приводит к тому, что сегодня проявляется и плесневение хлеба, и крошение.

Пане Іване, за такого штучного зниження ціни, за що живуть виробники?

Іван Томич: 1300 гривень за тону продовольчої пшениці – це однозначно збитки. Але зараз політика сільгосптоваровиробників полягає в тому, щоб якомога менше продавати, розуміючи, що сьогодні дно в ціновій політиці на ринку зерна загалом, не тільки пшениці. Через місяць-півтора ціни будуть збільшуватися.

Але у фермера є не тільки пшениця. Ми маємо серйозну тенденцію в сторону збільшення посівів соняшнику, який є одним з найприбутковіших культур. За останній період, незважаючи на мито на експорт, ми маємо досить високу ціну соняшнику, який дає прекрасну рентабельність. За рахунок ціни соняшнику, ріпаку та інших культур виробник має можливість пройти важкі часи. Хоча це відбивається на якості посіву вже наступного врожаю, на формування валового врожаю, тому ми і виходимо на показники, що втричі нижчі від європейських.

Сколько стоит килограмм качественного хлеба?

Александр Васильченко: Предприятия вырабатывает определенную продукцию, часть которой делает дешевую и она может быть убыточной. Но за счет другой большей части, которая имеет рентабельность 15-20%, оно перекрывает свои убытки и имеет определенный уровень рентабельности. Все массовые сорта по Украине имеют отрицательную рентабельность.

Цена на продукт складывается из затрат производителя (мука, дрожжи, соль, вода, топливно-энергетические ресурсы, заработная плата), прибыли предприятия, которая всегда регулировалась. Сложилась оптовая цена, на которую есть НДС – это то, что забирает государство. Это уже сложилась оптово-отпускная цена, которую мы отдали посреднику торговли, потому что мы сами не торгуем. Торговля накручивает свою надбавку, которая для хлеба 10-15%. Таким образом, мы получили конечную цену.

Хлеб пшеничный стоит в среднем 3,77 гривен за килограмм, ржано-пшеничный – 3,72. С этих 3,77 гривны торговля получает 34 копейки, государство через добавленную стоимость – 57, а производитель – получает 70 копеек убытков. Если государство заинтересовано в том, чтобы цены для населения были оптимальные, неужели оно не может поступиться своей долей? Допустим в России ставка НДС 18%, но цепочка зерно-мука-хлеб – 10%. В странах ЕС для социально-значимой группы товаров налог на добавленную стоимость 0-4%.

Какой необходимый для хлебопеков уровень НДС?

Александр Васильченко: 0% НДС – это лучше всего, а у нас он 20%. Сегодня есть специальный режим налогообложения, и сельхозпроизводители этим пользуются. Мы просили бы добавить в Налоговый кодекс строчку, где было бы написано: сельхозпроизводитель (хлебопекарные предприятия). Тогда бы это НДС оставалось в распоряжении хлебозаводов и направлялось на техническое развитие.

Що конкретно ви вимагаєте, щоб зробити ціни на хліб економічно обгрунтованими, щоб у виграші були і виробники селяни, і хлібопекарні, і споживач?

Александр Васильченко: Мы страна с рыночной экономикой, и в ручном режиме управлять отраслью несправедливо. Поэтому надо разработать рыночный механизм для того, чтобы выйти на рыночные условия и через адресную дотацию малоимущего восстановить справедливость. Ведь хлеб, который сегодня минимальный, покупают и бедные слои населения, и средние, и богатые.

Для этого отрасли нужно внимание государства, но чтобы оно было не административное, а экономическое. Один из путей – это влияние Аграрного фонда. В прошлом году, когда мука Аграрного фонда относительно к рыночным была на 600 гривен дешевле, хлебопекам легче было удерживать необходимый уровень цен. В этом году Аграрный фонд фактически не работает, мы один на один с рынком.

Хлеб первого сорта вырос на 3,6%, ржано-пшеничный – на 3%, высшего сорта – 4,5%. В тоже время мука первого сорта на рынке выросла на 22%, ржано-пшеничная – на 28%, высшего сорта – 20%. А мука Аграрного фонда, ресурсы которого предназначены для стабилизации цен на хлеб, выросли на 34% пшеничная, и на 39% – ржаная.

Следующий момент – это ПДВ, то есть то, что государство могло бы сделать для стабилизации цены. Если бы вопросы решали не административно и ручном режиме, а чисто экономически, то можно было бы удерживать определенный уровень цен на необходимом для населения уровне.

 

Видеокоментар голови Союзу сільськогосподарських обслуговуючих кооперативів України Івана Томича «Чому дорожчає хліб?»

Посилання на відео – http://glavcom.ua/vblog/3523.html